Старый чукотский солдат
IMPROVE THE TIME
Недавно исполнилось 95 лет С.Михалкову.
Я относился к нему равнодушно. Но после прочтения отрывка из его воспоминаний (см. под катом), стал относиться к нему с уважением.

"22 июня 1941 года я находился в Риге, в гостинице "Чёрный орёл". Вместе со мной здесь жила большая группа советских писателей и деятелей искусства: Семён Кирсанов, Григорий Александров, Любовь Орлова и другие. Мы приехали в Ригу как бы на экскурсию: посмотреть на тамошнюю жизнь, что-то купить и вообще отдохнуть… Разговоры о каком-то авиационном налёте, о войне… Кто-то где-то что-то слышал, но толком никто ничего не знает. Вдруг пронеслось:
- Будет выступать Молотов!
Все сгрудились возле приёмника. Но пока слышались только какие-то радиопомехи, треск… Внезапно я уловил обрывки немецкой речи: "Всем немецким судам вернуться в порты…". И я понял - война.
Речи Молотова дожидаться не стал, вышел из гостиницы сразу на вокзал, чтобы купить билет до Москвы. Но в кассе мне вежливо сказали:
- Мест в спальном вагоне нет, в купейном вагоне - нет. Но если вы готовы ехать в общем, то - есть.
Я взял билет и вернулся в гостиницу. Здесь тоже царила полная суматоха, растерянность, спешка… Постояльцы кое-как упаковывали чемоданы, сообщали друг другу, как лучше, по их мнению, добираться до Москвы.
Я был спокоен. Вообще со мной часто так - чем больше сутолоки, испуга вокруг - тем сдержаннее, собранней, рациональней я себя веду. Так и тогда… Не стал вместе со всеми ехать и охать, а спустился в ресторан, который продолжал работать, как обычно, заказал горячее блюдо, бутылку вина…
Потом решил зайти в ателье, где заказал накануне себе полд.жины сорочек - с моим ростом купить что-то подходящее из одежды - для меня всегда было проблемой.
- Ваш заказ, - рижанка вежливо и многозначительно улыбнулась, помедлив. - будет готов через два дня.
- Хорошо, - ответил я. - Зайду через два дня. - Глядя ей в глаза, конечно же, сообразил, что она хотела сказать мне на самом деле: "Вам, советским, жить осталось всего ничего, погибнете вот-вот… А ещё о рубашках думаете!".
Вышел из ателье ровным шагом, чтобы не уронить себя и свою принадлежность к России в глазах женщины, явно приветствующей нападение фашистской Германии на мою страну".

Долгих Вам лет ещё, дядя Стёпа!!!